23:25 

Nina Yudina
Порою плывут поцелуи мои на тяжелых больших кораблях. Корабли эти рвутся туда, куда им вовек не доплыть... (с)
Свозили Фаню к Людмиле Александровне, нашему доктору. Сделали рентген. Пять недель прошло, мягкие ткани зажили, тонкие косточки в сломанном крыле срослись, но вот вокруг спицы, там, где был раздроблен сустав, кость нарастает плоховато и очень медленно. К большому расстройству, и нашему, и доктора, вероятность того, что крыло придется отнимать, все-таки очень велика. Еще пять недель попробуем остаться в гипсе и походить со спицей, ну вдруг да чудо, процесс хоть и очень медленно, но все-таки идет. Опять будем колоть две недели глюконат кальция, кальций с фосфором и актовегин. Ну вдруг... Хотя по лицу расстроенного доктора стало ясно, что шансы на успех ничтожны. Собственно, она этого и не скрывает, но пока возможность есть, будем пользоваться. В довершение всего Коробкова сказала, что таких вот подстреленных птиц стало очень много, и я совсем пала духом.
А еще я была свидетелем зрелища, которое перевернуло мне нутро. Фане надо было подстричь отросшие когти и клюв. Фаня увидела доктора с инструментами в руках... Нет, я знала, что вороны хорошо запоминают людей, и предполагала, что она может начать сопротивляться. Но Фаня в руках ВД внезапно задрожала от страха. Не задергалась, не забилась, а именно задрожала, буквально затряслась! Слава Богу, процесс прошел быстро и спокойно, но эта картина у меня теперь надолго перед глазами.

@темы: семейное, ворона

URL
Комментарии
2019-01-16 в 02:40 

Санди Зырянова
Истории лучше камней (с)
Бедная Фаня. Будем надеяться, что крыло все-таки удастся сохранить.

     

От корней до кроны

главная